Чтиво

ЧЕНЧ

Дочка откуда-то принесла сборник "бородатых" анекдотов. Сидит, хихикает. Заглянул через плечо. Муть древняя - Василий Иванович, Штирлиц, Рабинович и т.п..

Не выдерживает, читает скороговоркой про прапорщика и... Вежливо с женой смеемся.

- Это что, - говорю я, - в жизни моей армейской были ситуации похлеще этих анекдотов.

- Ну? - ловят меня на слове девчонки.

-Да, пожалуйста, хотя бы все про того же прапорщика. По весне у нас всегда был аврал во взводе телефонистов. Чуть ли не каждый день сидели где-нибудь на трассе или в "колодцах" и возились с кабельными муфтами. Естественно, мерзли, мокли, и поэтому периодически гоняли "молодого" в магазин за "сугревом". Не знаю, как моего сержанта в армию взяли. Был он не выше Маленького Мука. Из этой стандартной категории, про которую говорят "метр с кепкой". Все эти люди, как правило, страшно комплексуют и все время пытаются доказать свою значимость. Примеров сколько угодно: от сказочных злобных гномов до реальных Бонапарта, Ленина, Сталина.

Естественно, у сержанта были "золотые руки", но... пить он не умел. Петушился, топорщился, принимал со всеми равную дозу и первым отключался. Как- то вечером, после очередного аврала, нес я его тайными тропками в часть, для удобства засунув в мешок из-под соли. На очередном повороте нос к носу мы столкнулись с каким-то эавскладом, который тоже на плече тащил мешок.

- Здравствуйте, товарищ прапорщик, - зашипел я.

- Несёшь? - заговорщически подмигнул он.

- Несу.

- Что у тебя?

- Свинья.

- Ну ты, блин, даешь! - восхищенно и с завистливой дрожью в голосе прошипел он. - А я, - прапорщик в сердцах ухнул мешком об землю, - все консервы со своего склада списываю. Живая?

И, не дождавшись ответа, пнул по моему мешку сапогом. Я похолодел, но мешок покорно хрюкнул.

- Слушай, давай меняться. Вашей ораве она на один зуб. А я тебе еще подкину чего-нибудь со склада.

Честно говоря, я обалдел от предполагаемого ченча. Прапорщик понял это как согласие, схватил мой мешок и, довольный, двинулся дальше. "Свинья" протестующе забилась в мешке. Поняв тщетность своих дерганий, она пьяно заорала завскладу в ухо:

- Пустите, суки!!!

Нет, «кондрат» его не хватил. В ночи долго слышалось быстроудаляющееся сперва: "А-а-а!", а потом, сбитое от бега: "У-у-у!"

***

- А вот анекдот про путан, - находит дочка в сборнике.

- Хм, вот, помню, был случай, - начинаю я и замолкаю под заинтересованным сверлящим взглядом жены. - Нет, родная, как ты могла подумать, - бормочу смущенно. - Безобидная история. Пару лет назад в Москве дремали мы с приятелем на газоне под памятником Владимиру Владимировичу Маяковскому. Каким чертом нас туда занесло? В пять часов утра метро было еще закрыто, на фига нам жесткие лавки, если есть в центре площади Владимира Маяковского прекрасный газон под памятником. Мы были не одни. По соседству разместилась компания молоденьких размалеванных девиц.

- Тоже, видно, из гостей, как и мы? - сказал я.

Приятель приоткрыл глаз, глянул в их сторону и только хмыкнул:

- Не лезь ты к ним.

Слово было сказано.

- Ну что, девчонки, скучаем?

- А что вы можете предложить?

Я, наивный балбес, и даже в мыслях не подозревая, с кем имею дело, достал из чехла гитару и предложил спеть хором "Лыжи у печки стоят". Девицы вытаращили на меня глаза:

- Ой, как интересно, он, наверное, извращенец! - сказала одна.

- Я понимаю: в пять утра туристская песня в центре Москвы... Ну. не хотите эту, давайте другую, - и я проникновенно начал.

"Хор" сперва робко, а потом с нарастающей силой запел припев: "Милая моя, солнышко лесное..."

Из рядом стоящей машины вылезли два парня. Мой приятель сразу к ним подскочил и что-то внушительно объяснил. Те покорно влились в хор...

- Хорошие девчонки, - сказал я, когда мы спускались в метро.

- М-да, - рассмеялся мой друг. - Ты, Серега, на Камчатке совсем одичал.

Читающих свои стихи поэтов у Владимира Маяковского я видел, но хор проституток и сутенеров в пять утра - это перебор.

Яндекс.Метрика

About us | Контакты | Лучший хостинг

ТО Берег Грина © 2015. Все Права Защищены.