Чтиво

Дмитрий Бабченко. РЯД ВОПРОСОВ САМОМУ СЕБЕ.

 

Дмитрий Бабченко - коренной приморец. Родился во Владивостоке в 1961-м году, детство провел в Уссурийске, школьные годы - в районном центре, селе Камень-Рыболов на берегу приграничного озера Ханка. Журналист, закончил Дальневосточный государственный университет по специальности. Отслужил срочную службу в Советской Армии. Заведовал в районной газете отделом сельского хозяйства, работал корреспондентом в "многотиражке" крупного строительного треста и в отделе социальных проблем городской газеты, на выпуске коммерческого телефонного справочника и корпоративного журнала в сфере страхового дела. Около десяти лет был менеджером по продаже офисной техники - и все же вернулся в прессу: с 2003 года работал в информационно-рекламном еженедельнике в городе Находка, где живет с 1989 года. С 1979 года систематически увлечен жанром авторской песни, с середины 90-х годов возглавляет городское Творческое объединение "Берег Грина", в июне 2016 года прошел уже 22-й фестиваль авторской песни и поэзии "Берег Грина". В апреле 2004 года на открытом поэтическом конкурсе в приморском городе Фокино был назван достойным получить Гран-при (состязания шли среди восьми десятков участников из пяти городов и пяти районов Приморья). Как говорит он о себе сам, "стихи пишу редко, но иногда". Пока, по собственным словам, стихов на книжку лирики еще не набрал: "Просто не хочется тащить на люди все, что только ни насочинялось в рифму, как это делают некоторые не в меру амбициозные авторы. Несмотря на восторги некоторых друзей, не нахожу в своих стихах достойной этих оценок глубины, и с годами становлюсь самокритичней. Похоже, среди друзей адекватны в своих оценках только Сергей Денисенко и Александр Сухомуд, но один – по язвенности характера и в силу личной завышенной «планки», второй – из понятной ревности поэта, не желающего конкуренции.

Пользуясь тем, что сам журналист, наш гость – Дмитрий БАБЧЕНКО, председатель Творческого объединения «Берег Грина», отказался от встречи с корреспондентом и устроил автоинтервью.

Дмитрий, в чем разница между самодеятельной и авторской песней?

Откровенно говоря, Дмитрий, самодеятельной песней этот жанр назван был с подачи профессиональных композиторов и поэтов-песенников, состоявших во времена СССР в Союзе композиторов и Союзе Писателей. А широкие массы, не почуяв дискриминационной подоплеки, это название приняли. Но тех не очень многочисленных профессионалов – поэтов, музыкантов, актеров, которые восприняли искренность нового жанра и стали его сторонниками и движителями, это название коробило. Высоцкий, в частности, на сцене всегда дистанцировался от туристских КСПшников, хотя по всем приметам он как никто заслуживает называться Бардом, причем именно с большой буквы: таких народ порождает раз в столетие, а то и реже. Определение Булата Окуджавы – «думающая песня для думающих людей» наилучшим образом характеризует содержание жанра авторской песни. На глобальном уровне (в масштабах всего поющего бард-сообщества) в этом жанре, по моему мнению, существуют следующие свои потоки:

  • "массовая" авторская песня, по характеру своего существования – это песня-акция, имеющая наибольшую аудиторию; примеры – «За туманом», «Как здорово», «Перекаты», «Наш корабль давно уже на рейде»
  • "исполнительская", "театральная", "актерская" авторская песня – в данном потоке особо строг подход к выбору произведения, к профессиональной подаче песни, к полному раскрытию ее общекультурных ресурсов; примеры – все «профессиональные песни» В. Высоцкого, творчество Юлия Кима,
  • "творческая", внутри которой - "эстетская", "формалистическая" авторская песня: здесь повышен спрос к интеллектуальным ресурсам избранной для исполнения или сочиненной песни; примеры – творчество Н.Якимова, И.Иванова. Ряд произведений сугубо поэтического склада.
  • "личностная", или "авторская" авторская песня. Именно так - два слова "авторская". Примеры – творчество Владимира Ланцберга.

По степени востребованности аудиторией эти потоки выстроены по убывающей. Три первых потока особо нуждаются в достойной сценической подаче, поскольку предполагается наличие либо массовой, либо интеллектуально продвинутой, взыскательной публики. «Личностная» песня подчас может в любой аудитории найти лишь нескольких человек, готовых ее воспринять, нередко она адресована не Аудитории, а Собеседнику. Ее автор может вообще не ставить перед собой концертных задач. Но именно личностная песня составляет несущий стержень и философскую основу жанра авторской песни, а также в высшем смысле оправдывает ее название. Но, к сожалению, этот термин- АП - абсолютное большинство принимает всего лишь за способ создания песни. И в конкурсы авторской песни валом идут все, кто любым образом зарифмовал любые свои переживания и положил их на любую мелодию – против этого возражал ещё автор термина Высоцкий. Вспоминается в этом плане первый «Зимний Аккорд» в Уссурийске, где выступили 50-70 конкурсантов, из которых «в жанре» оказалось десятка полтора. Следует знать, что в авторской песне традиционно повышена требовательность не только к содержательной, но и к художественной ценности поэтического текста, и всякая фальшь либо надуманное, плоское, банальное, неискреннее или выспреннее выражение чувств, идей, мыслей может быть отвергнуто Зрителем – Собеседником без долгих разъяснений. Как и безвкусное, неграмотное, небрежное обращение с поэтическим словом. Неграмотность, кстати, в этой слушательской среде прощается гораздо легче, нежели неискренность. Следует отметить еще и такой фактор, что во многом движение АП – не только творческое, но и общественное, и на местных уровнях – на региональном, например, подчас преобладает мнение, что всякая «коммерческая раскрутка» авторской песне вредна. Это-де влияет на активность творческих сил и особенно организаторов. Ещё товарищ Сталин предупреждал, что «без теории нам всем крышка». Вот и создали сеть институтов марксизма-ленинизма, десятилетиями топтавшихся на одних и тех же догмах. Результат мы видим сейчас – он имеет нас всех по полной программе. Некоторые теоретически застоявшиеся ребята осеняют «всех прочих поющих» клеймом «изменников» «и вероотступников» и озлоблённо замыкаются сами на себя. И в результате подобных процессов вышеозначенные потоки не развиваются, а, скорее, обособляются - и годами продолжают существовать в виде сравнительно однородного по уровню «бульона». В приморском движении АП такие эпизоды, к сожалению, тоже встречались…фактически – в борьбе с идеей коммерческой раскрутки песен и зрелищ был похоронен (причём весьма продвинутыми лицами!) прекрасный бард-форум «Приморские Струны». Но ведь задача ставилась логически верная – что у фестиваля должны быть обязательства перед своими лауреатами! И рекламоносящие песни – это именно то, что интересует потенциальных спонсоров…

Кстати, о среде. Кто составляет аудиторию авторской песни? Как к ней относятся профессионалы?

Из профессионалов только ленивые ещё не отоспались на образе бухого, пропахшего дымом и небритого типа в трикухе с пузырями на коленях и грубом свитере. Я в такой роли бывал и сам, и потому иногда с азартом слежу в сети за тенденцией «ненавижу бардовскую песню». Обычно «судьи» приходят к мысли, что песня не бывает сугубо жанровой, а бывает или плохой, или хорошей, причём к «попсе» претензий у публики всегда больше. Авторская песня - самый демократичный, наверное, жанр изустного народного творчества. Известно даже первое по написанию произведение этого жанра – 1937 год, «Бригантина поднимает паруса», поэт Павел Коган. Хотя как общественное явление авторская песня (тогда называвшаяся «самодеятельной») зародилась лишь где-то в конце 50-х и окрепло при «шестидесятниках» внутри спортивно-туристского движения. В 70 – 80-х годах это движение существовало в форме КСП – клубов самодеятельной песни, и выживало в среде туристов, горовосходителей и геологов, став верным спутником человека у костра, на сложном маршруте и в полевой экспедиции. В то же время авторская песня (это название появилось с легкой руки Владимира Высоцкого) всегда считалась чем-то вроде «фольклора городской интеллигенции», в чём несомненна заслуга корифеев-основателей – Булата Окуджавы, Юрия Визбора, Александра Суханова, Виктора Берковского, Александра Городницкого, Александра Галича, Юлия Кима и многих других «ветеранов». Грустно, что в наши годы и дни всё это их легендарное, «забронзовевшее» поколение сходит с фестивальной сцены по причинам естественного старения и скоропостижных смертей. С другой же стороны, и на местах мы видим тот же процесс. Годы и болезни жестоко косят наши ряды. Попросту невозможно оценить весь ущерб, понесённый авторской песней Приморья в связи с безвременным уходом из жизни таких имён, как Алексей Седнин, Олег Кабалик, Андрей Желонкин, Александр Варежников, Николай Чикер, Иван Гаман, Сергей Булгаков, Михаил Матвеев, Серёжа Цветков и Сергей Денисенко и ряд местных авторов и исполнителей в нашем жанре. Меня тоже уговаривают не торопиться на тот свет, а я и не тороплюсь. Просто перестал бояться этого события.

Существуют вполне серьезные исследования (у Суханова, к примеру), утверждающие, что по многогранности, масштабу решаемых творческих задач и по особенностям их постановки авторская песня может легко быть приравнена к виду искусства – просто это творческое движение все еще пребывает ведь в процессе роста и становления. Эта песня не претендует на коммерческий успех, так как всегда была альтернативой официозно-патриотической, профессионально-эстрадной и популярно-«отвлекательной» песне. Мы однажды в одной продвинутой компании искали главный смысл существования поп-жанра, и сошлись на том, что – по определению А. Градского, он служит взаимному укладыванию в постель мальчиков и девочек. Советская эстрада, к примеру, «отражала многогранный внутренний мир наших современников». Рок - в большинстве ипостасей – это бунт против общества, протест, уход от общепринятых ценностей, даже такой флегматичный, как у «Аквариума». Стороннему человеку, собравшемуся поразвлечься, на концерте АП станет просто скучно, поскольку этот жанр приглашает не к безмысленному «оттягу», а к размышлению, к общению с подлинной поэзией, к анализу и сопереживанию. Если поп-музыка – это музыкальная феерия, праздник для ног и «просто отдых», если рок – это бунт, протест или пассивное неприятие установлений общества (не случайно же появление как «красного», так и «коричневого» рока, а ведь есть уже и «жовто-блакитный»), то авторская песня – это и труд, и праздник для просвещенной души, это и философское эссе, и художественное полотно, для которого кистью служит мысль талантливого человека, и отражается наш жанр в зеркалах человеческих душ.

Одна из отличительных черт авторской песни – особенная мера искренности, исповедальности пишущего, а тем более поющего. В этой связи на свет появилась даже аксиома: «Исполнительство – это Соавторство». Для примера вспомним работу хорошо известного приморцам исполнителя песен Андрея Кухарева- «Длинного», который находил отменные песни у целого ряда авторов, поворачивая их мастерство к Слушателям наиболее яркими гранями. Другая важная особенность жанра – неизменный приоритет стихов перед музыкой и аккомпанементом в песнях этого жанра, повышенные требования к смысловой нагрузке. У этого «жанра» есть много собственных и родственных направлений – таких, как фолк-бард(Володя Симбухов), джаз-бард (Алексей Иванов, Игорь Иванов), рок-бард (Александр Башлачёв, Андрей Земсков, Сергей Денисенко, Фёдор Калушевич сам и в составе артёмовской группы «Лаборатория»), кантри и вестерн вообще (кавалеровская группа «Саквояж», творчество камчатского клуба «Ещё не вечер», ) … Согласимся, каждое из них – уже само по себе жанр, если не шире. Есть даже тематические стилизации: туристская, автодорожно-шоферская, морская и «пиратская», казачья, дворово-жиганская, военная и «служебная» песня. В отличие от сугубо «внутрипрофессиональных» песен, авторскую песню в таких стилизациях отличает не столько житейская или кастовая мораль и бытописательство, ситуативные драматизм или юмор, сколько очерковое, в несколько емких штрихов, отражение внутреннего достоинства людей данного круга, их места в обществе (Корни этого любопытного «процесса дробления жанра АП» можно уловить ещё в «Бригантине» П. Когана, в «Контрабандистах» Вс.Багрицкого, в «таежных» песнях геологов, в песнях-репортажах Ю.Визбора, в ролевых песнях Высоцкого и в кино-театральных работах Юлия Кима.). Традиционным почетом пользуются туристско-геологические и альпинистские песни, а также «классика жанра» и его центральный, наверное, стержень(стрежень), пока не получивший общепризнанного «особого названия» – это высокая поэзия, исполняемая в виде обычных песен под аккомпанемент гитары.Это направление пытался под конец жизни реализовать Владимир Ланцберг в проекте, будто наоборот названном «Вторая Сцена». Отдельный разговор ведется также о театрализациях в рамках жанра, существуют прекрасные примеры бард-мюзиклов: «Золотой ключик» и «Али-Баба» Берковского и Никитиных, «Баня», «Клоп» и «Золушка» Юлия Кима, «Вышина» Андрея Соловьёва в постановке Ансамбля «Ключ». Были свои попытки движения в этом направлении и у Сергея Денисенко.

Если же вспомнить о жанре шансона, то он не более чем интонационно следует за авторской песней. Уголовно-романтический фольклор есть в любой стране, а явная сегодняшняя экспансия этого жанра – это осознанное стремление уголовного мира к саморекламе, и для этого, следует признать, романтическая «упаковка» шансона подходит идеально. Остается только спросить обобщенного лирического героя этих красивых зарисовок: «А ЗА ЧТО ты попал туда, откуда пишешь такие душещипательные песни? Скольких размазал по дороге, зарезал, ограбил?..». Но и на этот вопрос сыщется красивый ответ. Как-никак, а на Руси, говорят, от тюрьмы да от сумы не зарекайся… Вот только песни о якобы священной любви заключенных к матерям так никого из них ничему и не учат). К слову, с семейным счастьем и у бардов не всё гладко - а посмотрите-ка любой фильм, где мир в сотый раз спасают милиционеры и спецназовцы… пока-то ещё лейтенант дорастёт до генерала - жена его сто раз из дома выгонит, и останется права. 

На рубеже августа и сентября под Владивостоком, на «Трёх Поросятах», вблизи бухты Шамора у мыса Крутого, проходил юбилейный ежегодный Дальневосточный фестиваль авторской песни «Приморские Струны». Думаю, что каждый, кто считал себя причастным к этому жанру – от продвинутых авторов и исполнителей до новичков и сочувствующих – обязательно приезжал на Шамору. Если кто не в курсе – она же бухта Лазурная. «Приморские Струны» - это был яркий праздник Песни, в годы своего расцвета беспрецедентный для Дальнего Востока по своей популярности, массовости, демократичности и давности существования (старше на один год – только Арсеньевский городской фестиваль, не менее уважаемый во всем регионе, но на сегодня, очевидно, недостаточно реализующий свой уровень признанности). К слову, популярность и массовость у «Струн» хорошими темпами отвоёвывал молодой фокинский фестиваль «Тин-Кан». И ещё о роли личности в истории – не фиг было Техасцам ссориться с Пискайкиным, не потеряли бы Тин-Кан. Ещё одной популярной бард-площадкой стал осенний фестиваль «Дальфест» - достославный Сергей Рыбалка не потерпел роли «свадебного генерала» на родных его душе «Приморских Струнах» и включился в новый проект. К сожалению, ни на одном «Дальфесте» мне побывать пока не удавалось…В 2016-м оценил.

Сам я не отношу себя ни к мастерам, ни к лидерам движения авторской песни (АП) в Приморье и на Дальнем Востоке. Музыкальные и авторские мои успехи довольно скромны. Просто, если с 1979 года общаешься в кругах поклонников этого жанра, то поневоле станешь экспертом. А успех Находкинского бард-фестиваля «Берег Грина», входящего сегодня если не в тройку, то уж точно в пятерку самых популярных в регионе – это уже коллективная заслуга нашего творческого объединения и городского комитета по делам молодежи. Независимо от результатов наших выступлений (на конкурсах авторской песни призами, как правило, отмечают не уже давно сложившиеся коллективы, как наш, а отличившихся новичков), находкинцы – самые желанные гости на бард-слетах любого уровня, причем мы там не только поем, отдыхаем и общаемся с друзьями, но и активно работаем, помогая оргкомитетам во всех основных пунктах программы: в представительском концерте, в проведении конкурсной и выездной концертной программ, концерта веселой песни и заключительного гала-концерта, а также в работе «творческих лабораторий».

Сейчас в регионе ежегодно проходят по меньшей мере два десятка фестивалей авторской песни: городских и районных, краевых, Дальневосточных, а сверх того - немало специализированных (межклубная «Белая Волна», детский «Синий Краб», моряцко-пиратская «Бригантина», воинские «Песни границы», «Берег Уссури» и «Славянский Базар», бард-конкурс в системе профтехобразования, среди обществ инвалидов, фестиваль дворовой песни и шансона «Черное Домино» и др.). Это до 1991 года я, например, ездил только единожды в год на «Приморские Струны», потом впервые выбрался на Арсеньевский фестиваль, а с 1997 года уже глаза разбежались: что выбрать из двух десятков мест? Если на всех бард-слетах гостить – летних выходных для семьи не останется!

И все же выбираешь. Камень-Рыболов, моя малая родина – фестиваль «Жареный Карась», самый интересный по условиям проведения (уютный пляж на берегу озера Ханка, сцена прямо над водой, удобная и освещенная поляна, выездные концерты в воинских частях и сёлах района). Уссурийск – здесь ряд лет умудрялись проводить два фестиваля, в декабре и сентябре, «Зимний Аккорд» и «Зеленый город», здесь действуют одни из самых активных помощников оргкомитета на любых бард-слетах – студенческие клубы «Экспромт» и «Арго», а еще подкупают тем, что поют не только «классику жанра», но и разучивают песни наших приморских и дальневосточных авторов. Арсеньев – это дань традиции, старейший фестиваль в регионе, все еще держащийся вопреки нехватке местных творческих сил. На «Фортуне» – традиционном турслете под Хабаровском – я пока что не бывал, хотя Находка там не единожды отметилась. На Тындинском фестивале БАМовской песни наши ребята тоже бывали не раз, начиная с 80-х годов. В Партизанске и Лесозаводске мы выступали. На первом Фокинском – «Тинкан-2001» –мы с Сергеем Цветковым отличились в конкурсе с песней о бухте Тинкан. В этом году, в предпоследние выходные августа, ТО «Берег Грина» поедет туда тоже – грех не поддержать соседей, тем более, что отношение у горожан к авторской песне самое дружеское и массовое. Дальневосточный фестиваль «Амурские Волны» в Хабаровске, где у нас много друзей из клуба «Берег», и мы у них не раз гостили. Мечтается побывать в Комсомольске-на-Амуре, где вновь крепнет помолодевший клуб авторской песни «Тоника» и вновь набирает силу прославленный фестиваль «Весенины»; в Биробиджане, про который друзья рассказывают массу веселых вещей. Давно зовут побывать на Ванино-Совгаванском фестивале – нашем ровеснике - «Золотой Сетуан», про уютность которого ходят легенды, затмевающие даже славу нашего «Берега Грина». До сих пор мы не откликнулись на приглашение посетить «Славянский базар» в Хасанском районе. хочется обязательно попасть в Лучегорск, на «Зовущий Орион» – там хозяйничал клуб «Круг», за пару лет выросший из нескольких прекрасных гитаристов в дружный, интересный творческий коллектив.

- Н-ну, о бардах поговорили, на наш взгляд, достаточно. Теперь о себе, любимом.

В этом году председателю творческого объединения бардов Находки «Берег Грина» Дмитрию Бабченко исполнилось 55 лет. Как ни крути – рубеж. Есть чем поделиться в связи с такой датой?

- Сразу вспомнил «актёрский» анекдот из репертуара Сергея Витальевича Булгакова. Выходит из ворот тюрьмы закоренелый рецидивист. Тут же к нему – репортёр с микрофоном: «Жизнь прошла в тюрьме. Считай – прошла мимо. Что вспоминается особенного, важного?». И зэк начинает бурно рассказывать – с характерными словечками на «фене», со щелчками-шлепками, цыканьем и прихрюкиваниями – некую поучительную историю, которая, к нашему потрясению, вдруг разворачивается в пересказ либретто оперы «Князь Игорь»! «На фига мне твои женщины, больничка, хавчик и марафет? Ты мне волю дай!!! –И тут вся камера зарыдала…»

…Что тут скажешь? К счастью, «Кондратий Инсультыч» меня не размазал по постели, а лишь взъерошил волосы на бедовой головушке, да покорёжил левую сторону – ногу и руку. К сожалению, это значит, что гитару мне в руки уже не взять. И налево не разбежаться, хотя я и ходоком-то никогда не был особенным. Но восприятие мне Бог сохранил. Стал невольным плаксой – чисто из-за инсульта. И на телепередачи часто реагирую в манере Владимира Вольфовича Жириновского.

То, что почти все меня легко позабыли – понятно. Чужого нездоровья люди сторонятся, точно опасной змеи. Обратное отношение надо воспитывать со школы, иначе никакая «безопасная среда» не поможет, люди так и будут вешаться и прыгать с этажей. Не раз пробовал в себе самом искать причины – отчего я редко навещал безнадёжно больных друзей. Видимо, это страх эмоционального заражения. И ещё пуще - угнетает собственное бессилие перед неотвратимым. У меня после инсульта бывали целые месяцы панической, параноидальной боязни, что вот-вот я поутру возьму и не проснусь. «Отче Наш» разучил, стараюсь читать ежедневно. Но недавно я прочёл интересную книжку, сочинённую медиумами, из которой следует подтверждение той версии, «что мы, отдав концы, не умираем насовсем». Очевидно, разум, как венец эволюции, процессу эволюции в нашей Вселенной необходим даже за порогом нашей смерти. Так что «астральное тело» человека ТАМ собирается в единое, даже если его в бою разорвало снарядом. То есть даже там продолжается совершенствование наших душ. И теперь я не то чтобы тороплю приход старухи с косой – нет, мне жаль родных и близких, которых это потеря заденет. Просто я мысленно предвкушаю встречи, которые мне предстоят ТАМ, за тем порогом. Представляете – пообщаться с Визбором и Клячкиным, с Галичем и Высоцким, Окуджавой и Ланцбергом, повидаться снова с Кабаликом, Гаманом, Булгеем!? Другое дело – захотят ли сами они, там без дела души усопших тоже не сидят. Ну, и ещё одно – дадут ли, вдруг да сошлют куда-то далеко или наложат какую-нибудь епитимью на тыщу лет, все ж мы грешны…

Подбиваю итоги жизни. Профессию, пожалуй, избрал не ту. Надо выражать СЕБЯ, своё отношение к действительности. А не транслировать чужие идеи или оправдывать чью-то политику. Ленин был прав, пресса – «не только коллективный пропагандист и агитатор, но также коллективный организатор». С принятием ельцинского «Закона о печати» исчезла действенность критических выступлений прессы, исчезла обязанность любых лиц отвечать за недостатки. Прокуратура, конечно, МОЖЕТ возбудить по материалам прессы расследование. Но здравый учредитель и редактор не держит в штате журналистов, способных в любой день ВОЗБУДИТЬ ПРОКУРАТУРУ.

Что в нашей жизни главное? Моя тёща говорит, человек рождается для радости. И если нечему в твоей жизни радоваться и сам ты ничем не радовал людей – значит, жил не на всю катушку. Главное – радость и красота. На любые наши цели часто влияют женщины. Они – главный стимул и движитель прогресса. Просто и у них, и у Господа нет иных рук, кроме наших. Иначе все мы до сих пор бы жили в пещерах и по делам пешком да голышом бегали. Даже сотовая связь сотворена во имя Её Величества - Женщины: «Ты где???».

Её Восхитительное Величество несёт в мир красоту и заслуживает, чтобы ради её красивых глаз и форм тела передвигались горы, отправлялись к звёздам космические корабли…

Посудомоечные и стиральные машины, миксеры и кофеварки – всё во имя Её. Хочешь, чтобы она тебя любила и понимала – не забывай, что она несёт в мир красоту, любовь и комфорт, включая роскошь общения. И всё это ей предоставь. Не комфортную тюрьму в четырёх стенах – мол, «ты мне роди, а я перезвоню» - ведь угадал в 90-х тенденцию-то Игорь Иртеньев, а!.. Ну, и что касается нас, охотников за мамонтами… Пора уже помнить, что все главные деньги в жизни едва успеваешь заработать лет до 35. От этого и «плясать». Не идёт работа в сетевом бизнесе – надо идти в грузчики, в автослесари, покуда есть здоровье. И о здоровье не забывать. Вот я сейчас – инвалид. Хоть в петлю лезь. Не то что за гитару – за лопату рука не цепляется. Правда, и лентяй тоже. Мне ставят в пример упорных, что уже сами брёвна таскают. Серёга Цветков вон тоже таскал. До 26 декабря 2015 года… Так что от судьбы не сбежишь. Впрочем, на двух крайних фестивалях я всем друзьям обещал стараться…

Какие выводы? Они довольно скучны и банальны на внешний взгляд, потому что продиктованы опытом здравых поколений и трезвых суждений. Можешь не курить – не начинай. Можешь не пить – даже не пробуй. Не балуйся наркотой. Чтобы понять, что борщ прокис, вовсе не нужно есть всю тарелку. Масса ведь есть полезных занятий – резьба по дереву, плавание, сальса, фитнес, велоспорт…Авиа- и судомоделизм, к примеру, способны жить не где попало, а в Державе. Даже мюзикл создать и тем более снять только Держава может себе позволить. То же и мультипликации касается. Надо развивать высокотехнологичные увлечения и отрасли. Стал юристом? Двигай отечественное патентное право. Продюсер? Снимай кино про авторскую песню. Дизайнер? Макетируй лучшие в стране или в мире журналы, сайты и газеты. Тянет в журналисты? Создай самый оперативный в сети новостной сайт. Каждое интервью пусть идёт в онлайне в момент его записи. Звукооператор, продюсер? Не дай пропасть ни одной записи интересных артистов. Организатор фестивалей? Создай клуб бард-менеджеров, двигайте наших по стране и за рубеж! Андрей Земсков не случайно кочует по стране: региональное творчество, разлитое в бочки нашей памяти, без внешнего признания просто тихо скиснет. Булгаков Сергей к этому и стремился, да слишком многие пинали в круп этого нашего ломового конягу, сами сидя на возу, и попрекали не столько достигнутым, сколько полученными призами. Телевизор или квартира – это что, предмет зависти и предел достижений??? Свистнул он в 99-м желающих выехать на концерты в США, к русскоязычным бардам –так ни у кого даже загранпаспортов не нашлось… Это то, о чём мы с ним при крайней встрече общались, в конце апреля это было, году в 2012-м. Это опять из серии диспутов на тему: стараться «как?» или «ради чего?». Периодически в нашей публике (если говорить про ряды организаторов) вспыхивают эти искры прозрения. Первыми осознали непреходящую ценность трезвого образа жизни мои любимые «Ключи». Однажды на «Тин-Кане» Володя Ким передо мной приоткрыл душу: «Ты думаешь, что я – такой упёртый трезвенник?? Неет, выпить я как раз и умею, и даже люблю! Но надо помнить, и особенно на наших фестивалях, что Мы - Здесь – Главные. Мы не принадлежим сами себе! На нас глядят младшие, с нас берут пример! Отсюда и мои ссоры даже с уважаемым и любимым мною Длинным, а от некоторых пьяниц я способен драпать целым фестивалем! Ким даже осудил меня за азарт и восторги, с которыми я слежу за т.н. «бардоненавистниками». На родном «Береге Грина» я себе позволяю выпивать, так как это стало чем-то вроде визитной карточки. Ну, и простите меня все за поведение на «Береге Грина», за что меня регулярно и безрезультатно казнит Ольга Геннадьевна Прокопьева. Гульба по кострам – это фестивальный рефлекс, вросший в меня с 1979 года, и я убеждён, что самое главное и интересное происходит именно там. И я терпеть не могу сидеть в губернаторской позе с отставленным посохом и принимать объятия пришедших выразить мне своё почтение. Гораздо приятнее вразмах обняться на ходу!

Среди того, что меня волнует – ну вот, ушли в прошлое времена комсомольского и профсоюзного шефства. Кто же нам, организаторам фестивалей, поможет в их проведении? Вот над чем нужно голову ломать! Воспитывать нужно успешных сетевиков в своей среде – таких, как Лора Жукова, Олег Семёнов и ещё ряд успешных ребят – и помогать уже своим в раскрутке их бизнеса. Искать способы заработков, чёрную кассу запустить, что ли… Учиться ловить за фраки политиков, как Булгаков умел. Подтягивать крупный бизнес. Вон, Цуканов мне звонил – «Росатом» его группе оплатил проезд до Воронежской АЭС. Значит, есть прямые стимулы для творческого роста! Жоще отбор, дорогие коллеги!

И ещё одна тема меня обеспокоила этим летом – надо просто больше ездить, шире общаться. Тема «фестивалей-призраков». Оказывается, у некоторых наших продвинутых персонажей - опять продвинутых, просто горе от ума какое-то! – в восприятии сформировалась целая категория бард-слётов, на которых как бы ничего не происходит. И на которые как бы неинтересно по этой причине приезжать.

Скрывать не стану, по финансовым причинам стало куда сложнее мечтать о приглашениях звёздных гостей. Я, к примеру, был бы просто счастлив увидеть в наших местах «Белую Гвардию» и Зою Ященко или Каплана и Якимова.

Но процесс-то движется, господа мои присяжные заседатели!И на фестивалях продолжается процесс стихийного творчества по их организации и проведению. Например, находкинская «выездная программа» мало-помалу внедряется в жизнь по всему краю, её черты я узнавал не раз в прохождении «Ханкайской Осени» - там мы выступали и у пограничников, и у мотострелков, и по сёлам. К слову, кто бы напомнил С. Евланову и уважаемому главе района В.В. Мищенко о том, что они зажали десятый, юбилейный фестиваль… Вот уже второй год как.

Словом, правилам жизни учить никого не буду. Не прожив жизнь – Жизни не выучишься. Главное, уметь всегда верно отличать мудрое от банального.

Я вас всех люблю! Мы обязательно встретимся - пусть даже на том свете!

 

 

Яндекс.Метрика

About us | Контакты | Лучший хостинг

ТО Берег Грина © 2015. Все Права Защищены.